Александр Домогаров: «Внешность артиста – это наша работа.»

Народный артист Александр Домогаров побывал у нас в гостях и рассказал о ярких моментах своей творческой жизни, о том, что сегодня его волнует.

Александр, Вы редко даете интервью, поэтому мы очень признательны Вам за согласие рассказать о себе на нашем сайте.

- Александр, как Вы пришли в профессию?

По глупости сначала поступал в Московский автодорожный институт. Естественно, это был заведомый провал. Поэтому на семейном совете было решено, что нужно идти в театральный, хотя бы «попробоваться». И «попробовались». Первые две попытки были неудачные, ну, «наполовину» неудачные. Третья – более удачная, но с пересдачей «двойки» по русскому языку, по «сочинению». Как-то удалось пересдать на «четверку». В результате поступил в Высшее театральное училище имени Щепкина на курс к Виктору Коршунову.

- Когда и после каких ролей Вы впервые ощутили популярность?

Самый первый «удар» популярности пережил в 1997 году после фильма «Графиня де Монсоро» (А. Домогаров сыграл роль графа Луи де Клермон де Бюсси д`Амбуаз – прим. ред.). Звездная болезнь была очень кратковременной, быстро прошла. Следующий, уже осознанный, без налета «звездной болезни», но уже «многострановый» «удар» случился после фильма «Огнем и мечом» (польский исторический художественный фильм, в котором Александр играл роль полковника Юрко Богуна, вышел в 1999 году – прим. ред.). Популярность уже воспринимал, скорее, как «ношу», которую надо было нести достойно, что было достаточно тяжело, и даже немного напрягало. Надо было«соответствовать» тому,чего по своему характеру делать не умею, поскольку я – такой, какой есть. Действовать «по правилам» для меня тяжело. Иногда иду «против правил». Да, не всегда соблюдаю «нормы» поведения в обществе, которые нужно соблюдать «общественным» людям. (тяжело вздыхает – прим. ред.).

- В связи с этим Вашим «откровением», как Вы считаете, чего больше в актёрской профессии, плюсов или минусов?

Думаю, равноценно. Плюсы – это то, что ты занимаешься любимым делом, то, что ты любишь и имеешь на данный момент. Профессия каждый день приносит в твою жизнь много нового: ощущения, разочарования, понимание и познание жизни. Например, в 1983 году играешь спектакль в одном «ключе», а в 1993 – соо-верше-енно в другом! Это результат того, что за прошедшие десять лет успел понять, что такое «разочарование», или что такое «любовь», или, что такое «счастье», или«несчастье», или «доброта», или «предательство». И уже по-другому смотришь на мир, на своего персонажа, уже по-другому начинаешь трактовать образ, с бо́льшим «пониманием».

- Приходилось ли Вам переживать творческие кризисы? Как Вы с ними справлялись?

Да, кризисы были. Но «творческих», (три раза сплевывает – прим. ред.) – не было! Были небольшие «простои». Причем не по моей вине. Иногда перестаешь сниматься из-за того, что идешь работать в театр. Вот как в текущий период времени: в театре есть спектакль, который нужно «выпустить». Естественно, в связи с этим сокращаются все «вольные хлеба». Всем продюсерам всегда намекаю: «трудовая книжка артиста Домогарова лежит в театре Моссовета, поэтому, будьте любезны, прежде всего, учитывать этот фактор, а уже потом будем составлять графики съемок». При этом надо признать, что театр (тьфу, тьфу, тьфу) часто идет мне на уступки: Моссовет всегда предоставлял артисту Домогарову возможность заниматься собственными проектами, иногда даже чуть бо́льшую, чем требуется. Но всегда говорю, что кино и телевидение приносят огромную пользу не только самому актеру, который снимается в кино и на телевидении, но и драматическому театру, в котором он служит. Объясняется это просто: популярность, которую актер зарабатывает на телевидении или в кинотеатре, равноценно распространяется на его театральные роли, т.е. на спектакли, в которых актер занят. Зритель, посмотревший телевизионный фильм или полнометражный фильм в кинотеатре, идет посмотреть на полюбившегося ему актера на сцене. Поэтому существует естественный приток театральных зрителей, которые приходят в театр, чтобы увидеть артиста, которого они видели по телевизору или в кинотеатре, «вживую». И если ты соответствуешь тому уровню хорошей работы, который продемонстрировал на телевидении или в кино, и, особенно, если еще что-то добавляешь к этому «на театре», то честь тебе и хвала! (Недавно на Первом, самом рейтинговом канале телевидения, успешно прошел многосерийный фильм «Господа-товарищи», в котором А. Домогаров сыграл главную роль – прим. ред.)

- А какая из Ваших ролей, сыгранных в театре или кино, оставила наиболее значимый след в Вашей жизни?

Никогда не отвечаю на этот вопрос: все сыгранные мною роли – это дети! Это рожденные мною дети! Иногда легко, иногда очень сложно, иногда больно, иногда счастливо… Но они рождены мною, поэтому анализировать их – глупо. Самый строгий судья для этих детей – артист Домогаров! Как бы ни судили мою работу посторонние люди, только я знаю, что получилось,что нет! А лучшего и более строгого судьи, поверьте, не может быть!

- Какими новыми театральными или кино работами Вы порадуете поклонников в ближайшее время?

Сейчас в театре Андрей Сергеевич Кончаловский завершает постановку пьес Чехова. Сначала была «Чайка», потом он поставил в Моссовете «Дядю Ваню» и «Три сестры».Сейчас мы репетируем «Вишневый сад». Репетирую Гаева. Поэтому идем по пути глубочайшего сопротивления! Для меня ни сам образ, ни его трактовка абсолютно не типичны! Гораздо естественней, легче и спокойнее было бы сыграть Лопахина. Но …. Андрей Сергеевич пошел по совершенно другому пути. У Чехова в пьесе есть такая фраза, характеризующая Гаева как героя. «Гаев, Вы - баба!» - говорит ему Лопахин. И вот перед нами стоит сложная задача: сыграть «бабу», т.е. «бесхарактерного», мягкотелого человека, который постоянно переживает, болезненно воспринимает любые жизненные обстоятельства. Играть такого человека мне очень тяжело: гораздо легче «дать в морду», чем без причины страдать и переживать.

- Многие актеры – суеверны. Приходилось ли Вам отказываться от роли из-за суеверий?

Нет, таких ролей не предлагали. Однако, в историческом фильме Павла Лунгина «Царь» играл жестокого опричника Алексея Басманова. Этот факт говорит сам за себя. Если актер подходит к образу серьезно, читает историческую литературу, то лучше ему за такую роль не браться. И за роль Малюты Скуратова, которого сыграл Юрий Кузнецов, тоже лучше не браться. Но и артист Кузнецов, и артист Домогаров эти отрицательные роли сыграли! А ведь Малюта Скуратов завещал похоронить себя перед мостом, чтобы каждый (КАЖДЫЙ!), идущий через мост, мог пройтись по его могиле и затоптать ее! Представляете, сколько зла он совершил при жизни, если сам пожелал, чтобы каждый прохожий мог топтать его прах! А моего героя Басманова зарезал собственный сын! Худшей смерти ни одному, ни второму пожелать нельзя!

- Расскажите, пожалуйста, о Вашем вокально-театральном проекте «Мои времена года». Что Вас вдохновило к нему?

Как любой не поющий актер всегда хотел петь. Концертная программа состоит из песен Владимира Высоцкого, Александра Вертинского, Александра Галича и саундтреков к фильмам, в которых снимался. Уже десять лет до этого играл в музыкальном спектакле театра Моссовета под названием «Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда», пел со Светланой Борисовной Безродной. Даже в Большом зале консерватории пел! В консерватории! Сам этот факт – нонсенс для драматического актера! А я это делал, причем два раза… И вот пришла идея: создать сольную программу. Воплотили эту идею совместно с оркестром Тимура Ведерникова и танцевальной группой Tadeush-dance. Музыкальная программа длится целых три часа. Из четырех программ самая удачная, за которую совершенно не стыдно, - это концерт,который прошёл в октябре 2014 года в Дубне. Думаю, что ни один драматический артист не смог бы «вывозить» с собой на гастроли такой большой коллектив! Коллектив состоит из 24 человек: музыканты, танцоры, осветители, рабочие сцены и т.д. И вот в Дубне собрал ребят после концерта и сказал им, что только вот этот, четвертый, примерно соответствовал тому уровню, с которого мы должны были начать. В Дубне нам удалось наконец-то «встать» на ту профессиональную ступень, с которой мы должны были бы начинать наш проект. Не говорю, что предыдущие концерты были плохие – нет, все были достойные. Но сначала мы «раскручивались». И только в Дубне концерт соответствовал именно тому уровню, на который я рассчитывал.

- У Вас есть музыкально-поэтический цикл, посвященный Александру Вертинскому. Как возникла эта идея?

Эту идею вынашивал давно. Как-то записывал передачу для канала «Культура» и спросил одного редактора, почему канал до сих пор не сделал ни одной серьезной передачи, достойной памяти Вертинского. Ровно через два дня после этого позвонили и пригласили встретиться. Спросили, какой проект могу предложить. Была идея сделать картину, наполовину художественную, наполовину документально-публицистическую, в которую бы вошли отрывки из книг, песни, стихи. Это была очень долгая работа. Наверное, полгода жизни на нее ушло. Во время подготовки цикла мы были исключительно придирчивы к качеству записей песен. Аккомпанировали только скрипка и фортепьяно…. Работали буквально на полутонах. Нельзя было скатиться ни в подражание, ни в ерничание. Пытался демонстрировать только личное видение и понимание всего проекта: текста, образа Вертинского, характера, его пластики - движений рук и ног, поворота головы, выражения мыслей и т.д.

- Александр, Вы – один из самых известных жильцов знаменитого «Дома на Набережной» (Берсеневской на Болотном острове). Какие примечательные события Вашей жизни связаны с эти легендарным зданием? Какие еще уголки Москвы Вам, как коренному москвичу, наиболее близки?

Не хочу быть банальным. У меня есть любимые уголки, но поскольку уже восемь лет – загородный житель, то в Москве бываю только по работе. В «Доме на набережной» квартира осталась, но сейчас в ней не живу. Конечно, это замечательный дом, отдельное государство в государстве. Знаменитый «серый» дом. Но лично мое мнение, что в этом Доме очень тяжелая энергетика. В шутку всегда говорил, что «это какая-то мемориальная доска». На ней написано: «Здесь жил…» и «ушел в таком-то году….» А годы жизни известных жильцов, как правило, определяются печально известным периодом жизни нашей страны. В каждой квартире сменилось по четыре – пять хозяев. И не потому, что они их разменивали по семейным обстоятельствам или меняли на другие квартиры. Когда дом был построен, и люди получали в нем квартиру, то не понимали, что этот факт означает – повышение или приговор? Возможны были только два варианта: либо приговор, либо «поблажка». Сейчас, конечно, все проще. Но, тем не менее, толщина стен – по-прежнему больше двух метров. Об этом Доме могу рассказывать долго, потому что моя соседка по лестничной площадке - бывший комендант Дома. И она мне, ой, как много поведала о нем! Сейчас живу под Истрой. Ново-рижское шоссе - любимое направление Подмосковья, моя любимая «Рига»! Можно ездить в Москву и по старой «Волоколамке», но предпочитаю по «Риге». Вот и сегодня от дома под Истрой до театра Моссовет ехал всего час и пять минут! Живу недалеко от Ново-иерусалимского монастыря, а там совсем другая, светлая энергетика. Это «намоленое» место. Всего в километре от меня находится знаменитая Церковь Троицы Живоначальной XVII века. Кроме того, Истра – это чеховские места. На территории истринской больницы до сих пор сохранилось старое деревянное здание, в котором Чехов работал земским врачом.

- Как известно, некоторым большим артистам приходилось до неузнаваемости «менять» свою внешность. Александр Калягин для роли Платонова в «Неоконченной пьесе для механического пианино» Никиты Михалкова похудел на 40 кг. Джордж Клуни для роли агента-шпиона ЦРУ в политическом триллере «Сириана» обзавёлся пышной бородой и лысиной и набрал 15 килограмм лишнего веса. Готовы ли Вы сыграть очень характерную роль в гриме, который бы полностью поменял Вашу внешность?

Да, иногда пытался кое-что делать: надо было и худеть, и толстеть… Буквально позавчера мы с Андреем Сергеевичем и гримерами попытались понять образ Гаева в новом спектакле: то ли лысина, то ли парик? Очевидно, придется постоянно то «наращивать», то «состригать» волосы… Понимаю, что это очень вредно для волос. Если бы работал только в театре, то просто бы нарастил волосы и так бы и ходил. Но занят в спектаклях по нескольку раз в месяц, поэтому мне предстоит постоянно травмировать волосы – то наращивать, то «снимать». Вот это и есть составляющая актерской профессии, и это интересно. Ведь нельзя все роли играть «с одни и тем же лицом»!

- Любому представителю актерской профессии важно сохранять форму. Актрисы во всем мире тщательно заботятся о своей внешности и рано начинают прибегать к услугам косметолога. А насколько, по Вашему мнению, для актера-мужчины, особенно, обладающего столь красивой внешностью, как Вы или Ален Делон, важно оставаться в прекрасной форме? Ведь о Вас говорят: «чертовски красив и божественно талантлив». Насколько, по вашему мнению, внешность важна для актера-мужчины?

Внешность – это наша работа. У большинства востребованных артистов - экстремальный график работы: ненормированный рабочий день, ночные съемки. При таком графике крайне сложно оставаться свежим, молодым, бодрым … Но, дай Бог, будет еще и кино, где придется участвовать в ночных съемках, после которых удается поспать часа три. А после этого надо ехать в театр на репетицию или на спектакль. Такой режим дня никак не способствует сохранению здоровья и молодости. При таком режиме можно быстро потерять и «лицо», и форму. Поэтому необходимо помогать организму справляться с такими нагрузками, ухаживать и за лицом, и за телом. Еще раз подчеркиваю: наше лицо - это наш заработок. Если «потеряешь» свое лицо, то, конечно, у тебя, может быть, будут роли, но уже иные. Другое дело, что, мне кажется, не стоит без необходимости прибегать к пластическим операциям. Смотрю на Аль Пачино, на других западных артистов и на наших великих российских артистов, например, на Евстигнеева, Леонова, и думаю: «А надо ли им что-то делать с внешностью?» А они-то ничего и не делают!. Не знаю, когда Ален Делон выглядел лучше: сейчас или в молодости? Или Бельмондо? Считаю, что каждому артисту необходимо поддерживать, сохранять молодость. Но нельзя «убирать» наши «фирменные» морщины, которые подчеркивают индивидуальность актера.

- Что Вы знаете о достижениях современной косметологии и как к ним относитесь?

Ну, глядя на популярных артисток, своих коллег, догадываюсь, что российская косметология ничуть не отстает от зарубежной, в частности американской. Знаю, что сегодня существуют не только «радикальные», но и альтернативные, не хирургические, а косметологические методы омоложения и поддержания формы. Однако очень важно выбрать правильного специалиста!

- Чем Вас заинтересовала клиника доктора Григорянца?

Очень рад, что судьба свела меня с ребятами: Владиславом Григорянцем и Левоном Чахояном. Владислав недавно открыл эту новую, уютную, с большим вкусом оформленную клинику в самом центре Москвы. Она очень удобно расположена. И Владислав, и Левон - высокопрофессиональные специалисты, которые помогают публичным личностям «следить» за своим лицом. Причем не только за лицом, но и просто «за собой». Судя по разнообразным косметологическим процедурам и прекрасному оборудованию клиники, я вполне верю, что в «борьбе с природой они выходят победителями». Они, подобно талантливому скульптору, очень бережно относятся к уникальной внешности каждого пациента.

- Что Вы можете сказать о докторе-косметологе Левоне Чахояне?

Левон, как я понял, очень серьезный и авторитетный профессионал. Для него главное не только результат, но и то, насколько комфортно чувствует себя пациент во время и после процедуры. Он прекрасно владеет инъекционными методиками, в частности методом объемного моделирования.

- Что артист Домогаров может пожелать посетителям сайта клиники«Арбат Эстетик»?

Друзья, не стремитесь кардинально поменять внешность: старайтесь сохранять свою индивидуальность до самой старости. Но при этом не забывайте, что именно от вашего желания и усилий выбранных вами профессионалов зависит, как долго вы будете оставаться молодыми и привлекательными!

Не забудьте поделиться с друзьями:

← вернуться назад

Читайте также:

Ещё по теме: