Владислав Григорянц: эстетика преображения (журнал Millionaire)

Профессия «пластический хирург» давно перестала быть чем-то диковинным, а сама операция – неразумной роскошью.

Профессия «пластический хирург» давно перестала быть чем-то диковинным, а сама операция – неразумной роскошью. Однако профессионализм и опыт хирурга по-прежнему в большой цене. Как изменились вкусы аудитории и почему не надо бояться эстетических операций, рассказал пластический хирург Владислав Семенович Григорянц.

 –C чего начался ваш путь в пластическую хирургию? Как возник интерес к этой сфере?

– Я пришел в эту специальность прежде всего потому, что это медицина, которой я всегда интересовался. Во-вторых, в сфере пластической хирургии можно работать именно в эстетическом аспекте, то есть заниматься не только лечением, а решать прежде всего проблемы, связанные с эстетическими недостатками.

– Говорят, пластическая хирургия – это в первую очередь работа руками…

– Да, профессия хирурга – это во многом физический труд, который присутствует постоянно. Но во время каждой операции постоянно идет работа мысли: нужно не только контролировать все свои действия, но и быстро анализировать происходящее. Плюс к этому для профессионала крайне важно найти наиболее оптимальный вариант решения существующей проблемы, который должен не только выглядеть красиво, но и не навредить здоровью пациента. К примеру, одной из составляющей ринопластики является септопластика, так что в каждой операции помимо улучшения формы носа мы также восстанавливаем здоровое носовое дыхание. Так что хирург – это вовсе не тот, кто, выучив пару-тройку приемов и комбинаций, отрабатывает их на пациентах по заготовленной схеме. Все гораздо тоньше: для меня каждая операция – это неповторимый опыт, индивидуальное решение, которое основано на личностном подходе к каждому пациенту. При этом чем более сложная ситуация была изначально, тем большее удовлетворение я получаю, достигнув желаемого результата.

– Задумываясь о пластической операции, многие хотят получить «идеальное» лицо или тело — насколько это выполнимо?

– Идеальная внешность, то есть тот внешний облик, в котором невозможно найти изъянов, встречается крайне редко. Другое дело, что любые недостатки можно подкорректировать, улучшить с помощью пластической хирургии в большей или меньшей степени. В каждом случае мы стремимся к идеалу, стараясь максимально приблизиться к совершенной форме. Однако пациенты очень часто забывают, что такое совершенная форма. Это не то, что совершенно само по себе в представлении человека, а то, что в совершенстве сочетается с другими частями его тела. Если говорить о лице, пациент очень часто увидит где-то нос, который, по его мнению, является идеальным, и начинает мечтать о таком же, не понимая, что его лицу он может попросту не подойти и обеспечить неправильный эстетический эффект. В этой связи любая ситуация всегда требует индивидуального подхода.

В каждом случае мы стремимся к идеалу, стараясь максимально приблизиться к совершенной форме. Однако пациенты очень часто забывают, что такое совершенная форма. Это не то, что совершенно само по себе в представлении человека, а то, что в совершенстве сочетается с другими частями его тела.

– К слову о пациентах: кто ваши сегодняшние клиенты и с какими проблемами они чаще всего обращаются?

– Основная проблема – это, конечно, эстетика. Чаще всего обращаются девушки 18–35 лет, которые хотят улучшить внешний вид носа. Примерно такая же ситуация и с пластикой груди – обычно ко мне приходят пациентки примерно такого же возраста: как рожавшие с типичными для этого периода проблемами, так и женщины без детей. Кстати, сегодня также можно говорить о том, что пациентки «молодеют»: за несколько последних лет на консультациях заметно увеличилась доля девушек в возрасте 16 и немного старше.

– Как вы объясните такой эффект?

– Думаю, во многом это связано с популяризацией эстетической хирургии, то есть сегодня пластическая операция не является чем-то диковинным и тем более опасным. Помощь хирурга является одним из способов улучшения внешности, прекрасной возможностью подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки. Мы ведь посещаем стоматолога не только ради избавления от кариеса, но и чтобы убрать кривизну зубов, сделать улыбку белее, то есть помимо лечебного эффекта в заботе о здоровье и собственной внешности важен также и эстетический аспект.

– Как много тех женщин, которые соглашаются на операцию, чтобы понравиться мужчинам?

– Такие пациентки, безусловно, есть. Но женщинам, которые хотят за счет пластической операции решить проблемы в личной жизни, я всегда стараюсь объяснить, что новый нос и грудь большего размера не гарантирует им всплеск популярности у противоположного пола. Пластическая операция не обеспечит предложение руки и сердца и сотни поклонников. Я могу улучшить внешность, и женщина станет более привлекательна внешне, но характер и ее внутренний мир останутся теми же, так что никакие психологические проблемы и комплексы не исчезнут. Подобные нюансы я всегда обсуждаю на консультациях, поскольку для меня важно, чтобы пациент был доволен конечным результатом и получил именно то, зачем он обратился.

– А мужчины обращаются?

– Регулярно. Не могу не отметить явную тенденцию к увеличению количества пациентов мужского пола, однако преобладают в любом случае женщины.

– Как часто приходится проводить повторные операции, исправляя чужие ошибки?

– К сожалению, на повторную ринопластику ко мне приходят регулярно. В лучшем случае это недоделанная операция неопытного специалиста, когда требуется лишь убрать «недоработки», оставленные первым хирургом. Гораздо хуже, если приходится иметь дело с избыточно сделанной коррекцией, когда пациенту удаляют практически все хрящи — видимо, в надежде, что, к примеру, кончик носа сузится... Есть целая категория подобных хирургов, которые придерживаются резекционных методик. В данном случае приходится выполнять серьезные реконструктивные операции, направленные на восстановление удаленных структур. Нередко ко мне обращаются и после септопластики, проведенной у ЛОР-хирургов, когда для устранения искривления хирург удаляет весь передний отдел носовой перегородки. Результат подобных «зверских» вмешательств – провалы и западения спинки носа, а также расширение и полная потеря формы кончика (поскольку была удалена вся его опора). К счастью, это можно поправить путем реконструкции удаленных структур носа.

– Независимо от ситуации первопричина обращения женщины к хирургу – желание быть более привлекательной. А каков ваш идеал красивой женщины?

– Прежде всего нужно понимать, что привлекательность женщины заключается не только во внешности. Безусловно, визуальный образ играет определенную роль, и, надо сказать, немаловажную. Однако у каждой девушки есть свои особенности, в числе которых могут быть и какие-то недостатки — идеальных людей не существует. Но нередко именно такие мелкие «нестандартные» нюансы и привносят определенный шарм. Другое дело, если подобные изюминки очевидно изменяют внешность не в лучшую сторону и мешают женщине. В таких случаях пластическая операция является тем самым спасительным решением, которое позволяет без риска не только улучшить внешность, но и изменить качество жизни. Как известно, когда женщина довольна собой, любит себя, сама себе нравится и уверена в себе, она быстрее и эффективнее достигает успеха в других сферах жизни.

Читайте также:

Ещё по теме: